Почти полвека назад в Душанбе впервые приехал Полад Бюльбюль-оглы, в будущем - народный артист Азербайджана, известный советский певец и композитор. Он приехал в Таджикистан навестить друга – руководителя эстрадного ансамбля «Гульшан» Орифшо Орифова.

Фотографию, где Бюльбюль-оглы с Орифшо Орифовым поют дуэтом, разместили в «Фейсбуке» друзья Орифшо накануне его 80-летнего юбилея, который отмечался в мае этого года. Жаль, что маэстро не стало в 2002 году, он умер в расцвете творческих сил…

Полад Бюльбюль-оглы

 Для того чтобы узнать историю этой фотографии, мы обратились к вдове певца – Наиме Каххоровой. И вот что она нам рассказала. 

- Мой покойный муж действительно дружил с Поладом Бюльбюль-оглы, они оба учились в Бакинской консерватории, и, хотя Полад был намного младше него, они общались в студенческие годы, и это общение затем переросло в дружбу, - рассказала она.

По ее рассказам, Орифшо Орифов, уроженец Горного Бадахшана, поехал поступать в Московскую консерваторию, но, так как учеба была на русском языке, а сельский парень недостаточно владел им для дальнейшей учебы, он сначала поступил на подготовительное отделение консерватории, чтобы хорошо подготовиться.

И именно здесь его заметил известный азербайджанский композитор Бюльбюль (настоящее имя - Муртуза) Мамедов, который привез туда студентов и случайно услышал голос Орифшо. «Тебе здесь нечего делать», - сказал он и забрал таджикского парня с собой в Азербайджан, оформив на первый курс. Действительно, у Орифшо Орифова был необыкновенный тембр голоса, который подходил и для исполнения национального макома, и для оперного пения. Из Орифшо получился бы универсальный певец, и именно это увидел в нем известный композитор.

Так как отношения у Орифшо с Бюльбюлем Мамедовым были хорошие, он приходил в дом к своему устоду и там познакомился с его сыном-школьником – Поладом, который мечтал об артистической карьере. Поэтому после окончания школы в 1963 году Полад тоже поступил в Бакинскую консерваторию имени Узеира Гаджибекова, где учился в классе композиции выдающегося композитора Кары Караева.

- И вот в 1969 году, когда Орифшо из Театра оперы и балета им. С.Айни перешел на работу в «Гульшан» и уже два года как руководил его коллективом, к нам в гости приехал молодой азербайджанский певец Полад Бюльбюль-оглы, который только закончил консерваторию, но уже был популярен у себя на родине, так как был аккомпаниатором своего отца. И друзья решили вспомнить свои студенческие годы и организовать совместный концерт, - вспоминает Наима Абдулахадовна.  

Фото из семейного архива Орифовых

По воспоминаниям очевидцев того памятного концерта, который прошел в здании Театра оперы и балета им. С.Айни, на сцене по старинному таджикскому обычаю  Полада, сына Соловья (а именно так переводится его фамилия) облачили в национальный халат и тюбетейку, и по виду он ничем не отличался от местного парня. Первую песню спел Орифшо Орифов, а вторым выступал по программе Бюльбюль-оглы. Так они и чередовались, исполняя песни на разных языках и в разных жанрах. Песня «Эй джони ман», исполненная в дуэте, стала кульминацией их выступления.

- За день-два до концерта они с Орифшо разучивали дома слова песни «Эй джони ман». Помню, гостю трудно давалось произношение некоторых слов на таджикском, и мы все вместе репетировали, как  надо их правильно выговаривать, - вспоминает супруга Орифшо Орифова.

«Концерт продолжался очень долго, зрители не отпускали их со сцены. Душанбе гремел в те дни», - поделился воспоминаниями на своей страничке в «Фейсбуке»  Мирафзал Миршакар, один из почитателей таланта и друг семьи Орифшо Орифова, который и разместил ту самую фотографию с концерта.  

По рассказам супруги Орифшо Орифова, разовый концерт, который организовали ее муж и Полад Бюльбюль-оглы, прошел с таким успехом и аншлагом, что они были вынуждены дать еще два таких выступления, так как почитателей таланта двух ставших популярными в то время исполнителей, как оказалось, было на самом  деле гораздо больше.

- Помню, как после концерта два друга, а с ними еще и огромная компания друзей и музыкантов, пришли домой уставшими, но счастливыми, и их пение продолжалось уже за накрытым столом до самого утра. Кстати, Поладу очень понравилась наша национальная кухня, и он благодарил меня за приготовление того или иного блюда, - рассказывает Наима Абдулахадовна, погружаясь в воспоминания событий почти полувековой давности. По ее рассказам, именно Полад подкинул ее мужу мысль, что она должна присутствовать на его концертах.

- «Моя мама всегда сидит в первом ряду на концертах отца и на моих концертах. Это как добрый знак, благословение», - сказал однажды Полад и попросил меня на концерте сесть в первом ряду. С того момента так и повелось: на любом концерте ансамбля «Гульшан», где я могла присутствовать, муж оставлял для меня место в первом ряду, и, пока я не приходила и не садилась, концерт не начинали. Это было своего рода традицией, а в глазах некоторых может и выглядело как диктат. Но история моего обязательного появления на концертах супруга именно такова, - рассказала Наима Каххорова. 

В советское время песню «Эй джони ман», которая стала хитом того периода, часто передавали по таджикскому телевидению, транслировали по радио.

- Где-то в архивах Гостелерадио должна сохраниться эта песня в совместном исполнении двух певцов, но я ее, увы, не нашла, - с сожалением отметила она.

…После того своего приезда Полад Бюльбюль-оглы еще несколько раз посещал Таджикистан в составе делегаций. В 2012 году он приезжал  по приглашению народного артиста Таджикистана Джурабека Муродова на его 70-летний юбилей.

По словам Наимы Каххоровой, в свое последний приезд Полад Бюльбюль-оглы нашел ее через Министерство культуры, они долго говорили по телефону, он обещал зайти к ним в гости и навестить могилу друга.

- Я приготовила плов, накрыла стол, но что-то там случилось, Полад срочно уехал, и мы так и не увиделись, - с сожалением говорит Наима Абдулахадовна.

По информации в интернете, в настоящее время Поладу Бюльбюль-оглы 72 года, долгие годы он работал министром культуры Азербайджана и был послом Азербайджана в России. В феврале 2000 года в Москве на "Площади звезд" была открыта звезда Полада Бюльбюль-оглы.

«Очень жаль, что в настоящее время не передают эту песню, на самом деле  лучшей пропаганды таджикской песни не придумаешь», - написал под фотографией с изображением Орифшо Орифова и Полада Бюльбюль-оглы  режиссер Бахтиёр Каххоров. Услышав эту песню в оригинальном исполнении покойного  Орифшо Орифова на недавнем концерте,  прошедшем в честь  80-летия со дня его рождения в Государственной филармонии, которая вызвала ностальгию в сердцах многих людей, сидящих в зале, мы убедились, что он прав. Песня была, есть и будет лучшим пропагандистом толерантности и дружбы между нациями и народами.